Форма входа

Категории раздела

Мини-чат

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Мой сайт
Среда, 22.11.2017, 19:16
Приветствую Вас страдающий бессонницией
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Каталог статей

Главная » Статьи » TES-фанфики » Фанфики от Натальи

Кровавая Луна или Кошмар в Чейдинхоле.
Кровавая Луна или Кошмар в Чейдинхоле.

На лес опустилась ночная тьма, но влюбленные спутники не обратили на это должного внимания, продолжая с увлеченно разговаривать друг с другом, впрочем, от двух лун, висящих над головой, света хватало на то чтобы не спотыкаться и не сбиться с дороги.
- Инесса, ты точно уверена, что лагерь разбойников, через который проходит наш маршрут, пуст - спросил Бриан, поправляя на плече меч. Он всегда беспокоился о ней. - Мне бы не хотелось с ними связываться после наших приключений в крепости, да и эликсира здоровья больше у нас нет, к тому же запас магии исчерпался и у тебя и у меня.
- Абсолютно уверена - ответила Инесса. - Неделю назад гильдия направляла туда бойцов и они зачистили как сам лагерь, так и его окрестности. А разбойников - их обнаружилось всего четверо - они закопали на окраине лагеря. Ведь ты же не боишься мертвых? - усмехнувшись, спросила Инесса.
В этот момент они вышли из-за кустов и увидели разбойничий лагерь.
- Мертвых я не боюсь, - ответил данмер. - Но что-то они на мертвых как-то не очень похожи.
Около двадцати разбойников, застыв от неожиданности в самых невероятных позах, выпучив глаза смотрели на показавшихся воинов. Эльф окинул их взглядом и тихо прошептал Инессе:
- Быстро разворачиваемся и бежим через чащу в сторону Коррола, отсюда до него не очень далеко. У них нет ни луков, ни магов - так что прорвемся. Вперед! - и они, как два оленя, рванулись через заросли. Пришедшие от такой наглости разбойники бросились за ними, на ходу зажигая факелы и ругаясь на чем свет стоит.
Уже час за путешественниками продолжалась погоня. И Бриан, и Инесса дико устали, амуниция была давно брошена в каком-то овраге, и лишь оружие они судорожно сжимали в руках. Но они мчались сквозь воющий черный лес, задыхаясь от ужаса, сцепившись руками с такой силой, что кровь сочилась из-под ногтей, вонзавшихся в чужую ладонь. Ветер порывисто хлопал сучковатыми лапами ветвей, словно пытаясь схватить, задержать. Ночные птицы с насмешливым уханьем носились над головами: не уйдете!
- Не… уйдем… - хрипло выдохнула Инесса наконец и рухнула на колени, запутавшись в тяжком темном плаще. Бриан не выпустил ее руки, чуть не упал следом, но устоял, вцепился ей в волосы - грубо, жестоко. Закричал:
- Нет! Мы ведь уже почти выбрались!
- Не… уйдем… - повторила Инесса и опустила голову. Он выругался и рванул ее так, что она взвыла от боли и вскинула к нему лицо, облепленное мокрыми от пота волосами.
- Идем! - закричал он и дернул снова. Она на миг застыла, глядя на него безумными, сверкавшими во мраке глазами, и тут оба они отчетливо услышали далекие крики, до этой минуты заглушаемые их собственным сиплым дыханием.
Она вскочила, почти взлетела, и через мгновение они уже мчались дальше, прорываясь сквозь мрачное чрево леса. Огромная белесая луна вместе со своей более мелкой подругой равнодушно смотрели на две крошечные человеческие фигурки, рвущиеся сквозь заросли, оставляющие клочки волос и капли крови на острых ветках. Луна и ее родственница на темном небе знали - им не уйти.
Никто не мог уйти.
Они бежали, спотыкаясь, через овраги и заросли, обдирая лица и сбивая в кровь ноги. А погоня не отдалялась - становилась ближе. Те, кто шел за ними, не могли остановиться. Не имели права остановиться - их гнала вперед самая сильная из страстей - жажда наживы. А они не имели сил уже бежать. Но бежали - без оглядки, не помня уже ни себя, ни друг друга. Когда она снова упала, он уже почти привычно нагнулся, схватил ее за руку и за волосы, потянул и не сразу понял, что она потеряла сознание. Ее голова безвольно откинулась назад - он увидел раскрытый рот, казавшийся во тьме бездонной черной дырой, отрешенно подумал, что этот рот было бы так сладко целовать, и заплакал, когда понял, что даже эта мысль не может придать ему сил. Он предпринял последнюю отчаянную попытку: взял ее на руки и шатко поднялся, но успел сделать всего несколько шагов. Крики звучали совсем близко, он уже видел отсветы факелов за плотной сетью деревьев. Над головой пронеслась сова, хлопнула крыльями, хрипло ухнула, спокойно, довольно, умиротворяюще: ну вы же знали, незнакомцы, вы же знали, что не нужно убегать, нет смысла убегать… Ноги подкосились, и его охватило страшное желание сесть на землю и просто подождать, пока из влажной пасти леса не вынырнет толпа преследователей.
Сесть на землю! Как это было бы… как это будет хорошо…
Инесса слабо шевельнулась в его руках, застонала. Он содрогнулся, стряхнул наваждение, рванулся вперед, уже не глядя под ноги. Еще шаг, еще десяток шагов. Пусть это уже ничего не решает: зато он сделал всё что мог. Они оба сделали всё что могли.
Позади закричали, на сей раз пугающе близко, и он почти успел обернуться, прежде чем оступился и полетел вниз, в склизкую бездну. Падая, сначала услышал, как что-то внизу хрустнуло, потом почувствовал дикую боль в щиколотке. На миг тусклое сияние померкло, и он устало прикрыл глаза, радуясь передышке. Но отдых был недолгим: уже через мгновение его тормошили, били по щекам, заливали слезами.
- Беги, - одними губами сказал Бриан.
- Что? - кричала она, захлебываясь от рыданий.
- Беги… одна иди дальше…
- Что ты говоришь? Я не слышу!
Она гладила его мокрое лицо такими же мокрыми руками, размазывала грязь, кровь и слезы - он уже не знал чьи.
- Беги одна. Уходи одна! - внезапно закричал он, поразившись силе вопля, вырвавшегося из пересохшей глотки. - Уходи! Немедленно! Приведешь помощь.
- Я не могу! Я не смогу без тебя!
- Сможешь! Иди! Сейчас же!
Он видел ее темный силуэт на фоне странно посветлевшего неба, видел, как трясутся ее плечи, как дрожит голова в ореоле серовато-розового свечения. Неужели светает? Продержались-таки… До еще одного рассвета. Возможно, до последнего рассвета.
- Ну беги же, пожалуйста, - прошептал он, не зная, слышит ли она его, говорит ли он. - Пожалуйста.
Она схватила его липкую от пота голову ледяными руками, сжала так, что у него заныли виски, нащупала ртом его помертвевшие губы, и сказала:
- Я тебя люблю.
- Да, да, беги.
- Ты слышишь меня? Слышишь?! Ты! - она опять кричала, с яростью, с ненавистью, без слез в голосе - все слезы ушли в его лицо. - Слышишь, сволочь?! Я тебя люблю! Не смей умирать! Только попробуй умри и я не знаю что с тобой сделаю. Милый, любимый, я быстро, только продержись, дождись меня с подмогой!
- Слышу, слышу… - устало прошептал он и закрыл глаза. Ему стало холодно, вдруг захотелось, чтобы она наконец ушла и оставила его в покое. - Иди же.
Она поднялась. Стала взбираться на другую сторону оврага; ветки хрустели под ее ногами, земля сыпалась из-под сапог ему на лицо. Он тихо вздохнул, уже не чувствуя боли в раздробленных костях. Что-то капнуло на его лоб, осторожное, восхитительно холодное. Потом опять и опять. Дождь забарабанил по лицу, по закрытым глазам, слизывая размазанные по щекам слезы. Кричали уже совсем близко, можно было разобрать отдельные слова, даже узнать хриплые голоса разбойников.
- Я тоже тебя люблю, - отчетливо проговорил он, хоть в этом и не было никакого смысла - она уже была далеко и не могла его услышать.
Бриан прикрыл глаза и потянулся за древним кольцом, одним из артефактов, которое он когда-то ухитрился добыть. Страшное кольцо Принца охоты Херсина - последнее средство отчаявшегося - превращало любое разумное существо в отвратительного огромного кровожадного зверя -оборотня вервольфа - посланца самой смерти, для которого уже не стоял вопрос - друг рядом или враг, сильны и быстры враги или слабы, вооружены ли они чем-нибудь или убегают от него. Со скоростью и силой, превышающей в десятки раз мощь вампира, у зверя была только одна цель - убить всех, кого он видит или чует, тех, кто находится рядом. И лишь убив всех вокруг, монстр снова становился человеком, хотя процесс возврата был очень мучителен и довольно долог. Бриан достал из кармана кольцо, тяжело вздохнул и надел его, зная, что иного выхода нет.
Через мгновение тело скрутила судорога, желудок и гортань обожгло огнем, и по спине прошла первая волна трансформации, разум угас, как потушенная порывом ветра свеча, и для Бриана наступила тьма, заполнившая, казалось, весь мир.
Наступило утро. Инесса и десять стражников Коррола во главе со своим капитаном неслись на покрытых хлопьями пены конях к лагерю разбойников. Инесса возглавляла кавалькаду, держа меч в правой руке, и старалась смахнуть ресницами слезы, постоянно наворачивающиеся на глаза и двумя струйками текущими по исцарапанному лицу. Губы ее шептали только одну фразу:
- Только бы успеть, боги, только бы успеть.
Всадники пронеслись над оврагом, у которого Инесса оставила своего друга, и остановились как вкопанные. Зрелище того стоило. На полянке с другой стороны оврага вся трава и кусты были окрашены красными, сверкающими в лучах восходящего солнца, блестками, которые по краям полянки стекались небольшими блестящими лужицами. Стволы стоящих поодаль деревьев также в рост человека были окроплены красным. Среди лужиц валялись какие-то куски мяса, которые даже талантливый целитель не сразу бы признал за части человеческих тел. Над поляной стоял тяжелый запах крови и выпотрошенных внутренностей. И только одно тело, почему-то голое, лежало наполовину в самой большой луже крови и поражало своей целостностью.
Бывалые войны вместе с капитаном побелели и стали отступать назад, трое новобранцев, которые не были еще ни в одной серьезной стычке, слетели с лошадей и бросились к ближайшему, не обрызганному кровью кусту, из-за которого через мгновенье стали доноситься противные, но такие естественные в данной ситуации звуки. Лишь Инесса никак не прореагировала на кровавый натюрморт, соскочив с лошади и бросившись к одинокому телу, в котором она сразу узнала Бриана, ибо его прическу и цвет кожи было невозможно не узнать. Пачкая волосы в крови, она подхватила Бриана за плечи, вытащила его из лужи и прижалась ухом к широкой груди. В ее глазах вспыхнул огонек счастья - она услышала слабый стук сердца.
Он жив, капитан, он жив, - закричала она, оборачиваясь к стражникам. Глядя на измазанное кровью лицо и одежду Инессу с голым эльфом на руках, стражники еще попятились, и если бы не грозный окрик капитана, похоже, пустились бы наутек. Капитан приказал троим самым бывалым войнам переложить Бриана на наскоро сделанные носилки, завернуть его в плащ и аккуратно нести его в город. Опозорившим же отряд ташнотикам дал распоряжение собрать на поляне и по кустам все оторванные головы, сложив их в большой мешок, что и было сделано в минимальные сроки - спорить с капитаном никому не хотелось.
Грустная кавалькада направилась в город. Рядом с носилками Бриана, положив руку ему на грудь, шла Инесса. И всем вокруг было ясно, что никакая сила - ни приказы капитана, ни что-либо еще даже более существенное, не смогли бы заставить ее оставить возлюбленного хоть на секунду. Едущие сзади стражники перешептывались, опасливо косясь на Инессу и покачивающегося на носилках эльфа:
- Зверь, чисто зверь. Правильно про темных эльфов всякие страшные рассказы ходят. Это же надо быть таким кровожадным - всех порвал голыми руками. А бережливый то какой - перед дракой всю одежду с себя снял и спрятал - чтобы не испачкать. Все равно ему за такой подвиг новые доспехи дадут, да еще и золота отсыплют. А был бы одетым - только бы золото получил и все.
Стражникам было невдомек, что через мгновенье после превращение в оборотня ни одной целой вещи на Бриана не осталось - древняя магия мгновенно сожгла все лишнее.
Отряд подходил к Корролу.
- Бриан, ты только держись. Держись, - прошептала девушка. Вдруг она почувствовала, что кто-то трясет ее за плечо и такой реальный пейзаж разлетелся в дым. Инесса проснулась в их с Брианом доме, а ее возлюбленный нежно гладил ее по волосам.
- Инесса, ты меня напугала! - воскликнул Бриан. - Мне снился один неприятный сон, я проснулся и увидел, что ты тоже ворочаешься, всхлипываешь и зовешь меня по имени.
- Бриан мне приснился кошмар, он был такой реальный, - всхлипнула девушка, на ее глазах все еще стояли слезы.
- Инесса, дорогая, расскажи мне о нем. Тебе сразу легче станет, уверяю.
С Бюрианом спорить было трудно, да и Инессе не хотелось, поэтому она рассказала ему о своем кошмаре от начала до конца. Бриан хмурился, но не перебивал. Когда девушка закончила рассказ, он задумчиво прищурился:
- Инесса, милая, я бы никогда не стал бить тебя или таскать за волосы, даже в такой ситуации. Похоже, что сегодня реализовались твои бессознательные страхи и тревоги. Но интересно что вот про кольцо это истинная правда. Действительно кольцо Херсина может любого человека не зараженного ликантропией превратить в оборотня. Но вот самим оборотням, настоящим, этот артефакт очень нужен. Тот оборотень, что владеет кольцом, может усмирять свою жажду крови и не убивать людей. Поверь для них это все. Только вот ныне кольцом завладел Нереварин, оно перешло к нему от убитого им оборотня, вождя племени скаалов на Солстхейме. Тот хотел убить Нереварина и победить в игре Херсина. Это было, когда сбылось пророчество Кровавой Луны. Так что у меня кольца быть не может, а у тебя очень богатая фантазия.
- Бриан есть что-то, что ты не знаешь или не умеешь? - слабо улыбнувшись, спросила Инесса.
- Да, например как правильно дудеть в горн, никогда у меня это не получалось, - тепло улыбнулся ей в ответ данмер. - А вообще, говорил я тебе, не ешь много на ночь, ведь почти всегда ерунда какая-нибудь потом приснится.
Инесса печально вздохнула, перед ее глазами все еще стоял черный как ночь оборотень с красными и сверкающими глазами. Бриан видя ее нервозность, решил подбодрить Инессу:
- Вот был у меня один случай, как раз со снами связанный, я тогда даже усомнился в своем психическом здоровье. Представляешь, сплю я и вижу поляну в Великом Лесу Сиродиила а на ней грибы мухоморы.
- Бриан это обычно для Сиродиила, - начала было Инесса, но тот махнул рукой.
- Так вот эти мухоморы были с рожицами на ножках, с глазками, они прыгали вокруг меня, строили рожи и безудержно хихикали. Я думал, что все, приехал называется. Оказывается, у меня вылетело из головы, что накануне был День Дураков и мне один коллега, чтоб ему такие грибки приснились, подсунул мне в бокал вина зелье Мечта. Зелье Мечта вызывает яркие и незабываемые сны, - процитировал его рекламу Бриан. Да уж те грибы я точно никогда не забуду!
Рассказывал он как всегда интересно и в лицах, так что Инесса развеселилась и рассмеялась, ночное приключение отошло на задний план.
- Ну вот ты и рассмеялась, - сказал Бриан, широко улыбнувшись.
- Скажи, ты ведь это специально придумал? - спросила девушка.
- Нет, это правда от первого и до последнего слова, - впрочем глаза у Бриана всегда были с хитринкой, понять когда он говорит неправду было невозможно. - Я пойду посмотрю что у нас на завтрак, а ты пока подумай что надеть. Мы погуляем по городу, узнаем, что нового и зайдем в магазины конечно.
- Бриан спасибо, ты просто чудо, - умилилась Инесса.
- Ну так, все хотят жить с таким как я, - подмигнул ей данмер и спустился на первый этаж, посмотреть что на завтрак можно приготовить да повкуснее.
Инесса улыбнулась и полезла в свой шкаф с одеждой.
А над Чейдинхолом в это время занимался рассвет.

Категория: Фанфики от Натальи | Добавил: Natalia (18.07.2010)
Просмотров: 1030 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 1.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]